Разногласия с позицией Северной Кореи

Пункты разногласий с позицией Северной Кореи

После длительного периода молчания, в продолжение которого Северная Корея упорно отказывалась от каких-либо заявлений, в сентябре 2002 года на встрече глав Северной Кореи и Японии северокорейский лидер Ким Чен Ир впервые признал факт похищения Северной Кореей японских граждан. Ким Чен Ир подтвердил случаи похищения японцев, принес извинения и отметил, что похищения преследовали две цели: во-первых, организовать в органах специального назначения преподавание японского языка; и, во-вторых, использовать личные данные похищенных японцев для внедрения северокорейских агентов в Республику Корея. Вслед за этим признанием 5 похищенных японцев были отпущены на родину. Относительно остальных 12 человек, которых японское правительство признало жертвами похищений, но о судьбе которых не имелось никаких сведений, Северная Корея заявила, что 8 из них скончались, а 4 никогда не въезжали на территорию страны.

Японское правительство считает вопрос о похищениях открытым, так как северокорейская сторона не представила свидетельств, подтверждающих ее заявления. Однако Северная Корея утверждает, что дала возможность выжившим гражданам Японии и членам их семей вернуться на родину, предоставила всю необходимую информацию о похищенных, признанных по итогам расследования умершими, и даже передала японской стороне останки двоих из них. Северная Корея настаивает на том, что предпринятые ею меры позволяют считать вопрос о похищениях закрытым и что Япония требует невозможного, а именно: воскресить ушедших из жизни.

Японское правительство отвергает утверждения северокорейской стороны по следующим причинам. В силу того, что объяснения и свидетельства, предоставленные Северной Кореей, не содержат доказательств смерти похищенных японцев, правительство продолжает полагать, что они живы, и призывает Северную Корею провести дополнительное расследование и сообщить о приблизительном месте нахождения пострадавших. Таким образом, обвинение в предъявлении к Северной Корее "необоснованных требований" японское правительство считает неправомерным.

1.Северокорейская сторона не представила никаких объективных доказательств, подтверждающих смерть 8 жертв похищений, объявленных умершими.

(1) Не существует ни одного заслуживающего доверия документа, подтверждающего смерть похищенных: «свидетельства о смерти» были наскоро изготовлены северокорейской стороной во время визита в Северную Корею следственной группы правительства Японии. Кроме того, имена жертв не значатся в отчетах о транспортных происшествиях.

В сентябре 2002 г. Северная Корея представила следственной группе японского правительства «свидетельства о смерти» (см. ниже) 8 жертв похищений. Позже японская сторона заявила о странности того факта, что, несмотря на то, что смерти наступили в разное время в разных местах, все «свидетельства о смерти» были выданы в одной и той же больнице и заверены одной и той же печатью. В ответ на критику, в 2004 г. северокорейская сторона неожиданно признала, что эти «свидетельства» были наскоро изготовлены во время визита следственной группы.
В отношении «гибели в автотранспортных происшествиях» похищенных г-жи Яэко Тагути и г-на Каору Мацуки, северокорейская сторона предоставила отчеты о соответствующих происшествиях, в которых, однако, ни разу не упоминаются имена этих людей. В этой связи, данные документы не могут служить доказательствами их гибели.

Копии «свидетельств о смерти»

Эти копии были предоставлены Северной Кореей правительству Японии в 2002 г. Информация в скобках обозначает даты и места «смертей» согласно заявлениям северокорейской стороны. Несмотря на то, что даты и места смертей значительно отстоят друг от друга, все свидетельства были выданы в одной и той же больнице и заверены одной и той же печатью. В 2004 г. Северная Корея признала, что эти свидетельства были наскоро сфабрикованы для представления японской стороне.

(2)Останки похищенных отсутствуют. Северная Корея заявляет, что «останки» 6 из 8 покойных были вымыты проливными дождями. Анализ же «останков» двух других человек выявил ДНК, отличные от ДНК реальных жертв похищения.

Северокорейская сторона объясняет, что тела 7 похищенных были захоронены на трех разных кладбищах Северной Кореи, которые были смыты проливными дождями в 1995 и 2000 годах. Северная Корея смогла передать японской стороне «останки» лишь одного из этих 7 человек, принадлежащие, как считается, г-ну Мацуки и обнаруженные в процессе восстановительных работ по устранению последствий наводнений.
  Кроме того, Японии передали «останки»  г-жи Мэгуми Ёкота, хранившиеся у ее бывшего супруга. Проведенная в строгом соответствии с японским уголовно-процессуальным кодексом и при жестком соблюдении судопроизводства экспертиза приписывавшихся г-ну Мацуки и г-же Ёкота «останков» обнаружила в них   ДНК других людей. Останки остальных 6 похищенных предоставлены не были. Таким образом, останков, которые были бы идентифицированы как принадлежащие 8 покойным, на сегодняшний день нет.

2.Объяснения Северной Кореи относительно условий жизни 8 похищенных и обстоятельств, приведших к их смерти, не только неопределенны и неправдоподобны, но и противоречат выводам собственного расследования японской стороны, а также свидетельским показаниям похищенных, вернувшихся на родину. Это ставит под серьезные сомнения достоверность всех приводимых Северной Кореей объяснений. 

(1) Во многих случаях похищенные умерли при весьма маловероятных обстоятельствах. По версии Северной Кореи, большинство из 8 похищенных скончались в возрасте двадцати-тридцати лет в результате отравления газом, автомобильной аварии, сердечного приступа либо самоубийства.

В отчете северокорейской стороны о смерти восьми похищенных сообщается, что один из них покончил жизнь самоубийством в возрасте 29 лет; двое погибли вследствие отравления газом в возрасте 28 лет и 31 года; двое погибли в автомобильных авариях в возрасте 29 и 43 лет; двое умерли от сердечного приступа в возрасте 24 и 27 лет и один - из-за цирроза печени в возрасте 49 лет. Исходя из этих данных в семи из восьми приведенных случаев похищенные погибли при крайне маловероятных обстоятельствах. В особенности большие сомнения вызывает версия о том, что г-н Итикава Сюити, не умевший плавать на родине в Японии, поехал плавать на море в продолжение срочной деловой командировки и погиб там от сердечного приступа. Неправдоподобным выглядит также случай г-жи Масумото Румико, здоровой девушки двадцати с небольшим лет, не имевшей проблем с сердцем и также скончавшейся от внезапного сердечного приступа. Вышеизложенные факты вкупе с тем обстоятельством, что северокорейской стороной не было предоставлено никаких свидетельств, доказывающих смерть похищенных при описанных неестественных обстоятельствах, заставляют усомниться в достоверности утверждений Северной Кореи.

(2)Касательно трех граждан Японии, похищенных террористами «Ёдо-го»: показания жен подсудимых из числа участников «группы Ёдо-го» свидетельствуют о том, что эти преступники были вовлечены в похищение трех японских граждан. Однако Северная Корея категорически отрицает их причастность к похищениям. Подобного опровержения северокорейской стороны достаточно для того, чтобы усомниться в достоверности предоставленных Северной Кореей данных о судьбе трех жертв похищений, в соответствии с которыми они погибли от отравления газом и в результате автомобильных аварий.

Северная Корея предоставляет убежище преступникам, захватившим в 1970 году самолет авиакомпании JAL, и отказывает в их экстрадиции. И хотя Северная Корея решительно отрицает причастность налетчиков «Ёдо-го» к похищению японских граждан, свидетельства бывших жен преступников подкрепляют версию о том, что они действительно похищали японцев с целью подготовки агентов для распространения идей коммунистической революции в Японии. Одного из проживающих в Северной Корее террористов, Кимихиро Уомото, разыскивают японские власти по обвинению в похищении г-жи Кэйко Аримото. Также был выдан ордер на арест жен похитителей «группы Ёдо-го» Ёрико Мори и Сакико Вакабаяси (урожденную Курода) по подозрению в том, что они похитили г-на Тору Исиока и г-на Каору Мацуки. Интерпол объявил этих  женщин в международный розыск.

Думается, что Северная Корея пыталась скрыть факт санкционирования участия женщин в совершенных налетчиками «группы Ёдо-го» похищениях в период их пребывания в Северной Корее. Согласно заявлениям северокорейской стороны, г-н Исиока и г-жа Аримото погибли от отравления газом, а г-н Мацуки – в результате автомобильной аварии. Однако эти объяснения, не подкрепленные доказательствами, подтверждающими смерть троих похищенных, ставят под сомнение достоверность утверждений Северной Кореи.

(3)Касательно бомбежек самолета компании Корейские Авиалинии в 1987 году: из показаний агента Северной Кореи, осуществившей бомбардировки, следует, что похищенная г-жа Яэко Тагути была ее инструктором. Северная Корея всячески отрицает этот факт. Это очевидное несоответствие заставляет усомниться в надежности сведений о судьбе г-жи Тагути, которая, по утверждению Северной Кореи, погибла в дорожной аварии.

Из показаний северокорейского агента Ким Хён Хи, ответственной за бомбардировку воздушного судна компании Корейские Авиалинии в 1987 году и выдававшей себя за японку, стало известно, что с 1981 по 1983 годы она проходила тренинг у г-жи Тагути с целью выдать себя в дальнейшем за гражданку Японии. Северная Корея, заявившая о своей непричастности к бомбежке, полностью отвергла все подобные предположения и пояснила правительству Японии, что г-жа Тагути проживала в то время вместе с другой похищенной, г-жой Мэгуми Ёкота. Г-жа Тагути однако же рассказала похищенным, позднее вернувшимся в Японию, что в 1981-1983 годах она жила вместе с женщиной-агентом «Окка» (прозвище Ким Хён Хи). (Смотрите фотографию г-жи Тагути и портретный рисунок Ли Ун Э.)

В дополнение к этому Северная Корея объяснила, что в 1984 году г-жа Тагути вышла замуж за другого похищенного, г-на Хара, и что несколько недель спустя после его смерти в июле 1986 года она погибла в автомобильной аварии во время поездки, предпринятой с целью отвлечься от горестных мыслей о его кончине. Однако выжившие жертвы похищения засвидетельствовали, что до июля 1986 года они жили в одной гостинице с г-жой Тагути и что она не была замужем. Это вызывает недоверие к заявлениям Северной Кореи о гибели г-жи Тагути в дорожной аварии вскоре вслед за смертью ее «супруга», г-на Хара.

Многочисленные несоответствия между имеющимися фактическими данными и заявлениями Северной Кореи относительно судьбы г-жи Тагути заставляют усомниться в достоверности объяснений северокорейской стороны в целом.

На фотографии слева запечатлена г-жа Тагути. На рисунке справа представлено портретное изображение Ли Ун Э, преподававшей японский язык и японские традиции Ким Хён Хи, осуществившей бомбежку самолета Корейских Авиалиний. Результаты расследования говорят о том, что Ли Ун Э и г-жа Тагути – это одно и то же лицо.

(4) Относительно заявлений о судьбе г-жи Мэгуми Ёкота: в предоставленных северокорейской стороной объяснениях, касающихся смерти г-жи Ёкота, содержится множество неопределенных или странных деталей, в частности, измененная дата смерти похищенной и данные о неадекватном обращении с ее «останками». 

(а) Бывший супруг, а также лечащий врач г-жи Мэгуми Ёкота сообщили неверную дату ее смерти, отнесенную от реальной даты более чем на год.

В продолжение визита в Северную Корею следственной группы правительства Японии 6 сентября 2002 года наблюдавший г-жу Ёкота врач заявил, что она совершила самоубийство в марте 1993 года. Тогда же, в сентябре 2002 года, бывший супруг г-жи Мэгуми Ёкота написал ее родителям письмо, в котором он также сообщал, что его жена скончалась в 1993 году.
Однако когда в СМИ прозвучала информация о том, что, как стало ясно из показаний вернувшихся на родину похищенных, г-жа Мэгуми Ёкота была жива по меньшей мере до марта 1994 года, ее врач и бывший супруг оба изменили свои показания, сообщив, что г-жа Ёкота действительно умерла в апреле 1994 года.

* Примечание: три с половиной года спустя после написания этого письма, в июне 2006 года, одна из частных японских организаций поставила под вопрос подлинность почерка автора письма. Такое подозрение подтолкнуло бывшего супруга г-жи Ёкота сделать на пресс-конференции в июле 2006 года признание о том, что письмо было написано другим человеком. 

(б) Крайне ненадежными представляются записи в медицинской карте, содержащие ошибки и следы фальсификаций.

Осмотр обложки медицинской карты, представленной Северной Кореей упомянутой выше следственной группе правительства Японии и подписанной как «Регистрация смерти», показывает, что оригинальное название «Регистрация поступления и выписки из больницы» (см. фотографию внизу) было изменено. В других медицинских записях встречаются также ошибки, касающиеся возраста похищенной.

«Регистрация смерти» (обложка)

Северная Корея предоставила данную «Регистрацию смерти» в 2002 году. На обложке документа видны следы замены надписи «Регистрация поступления в больницу и выписки» на заглавие «Регистрация смерти».

(в) Бывший муж г-жи Мэгуми Ёкота рассказал, что через три года после смерти супруги с помощью жителей местной деревни он извлек из земли ее «останки», кремировал их и оставил у себя на сохранение. Подобная версия событий выглядит мало убедительной, в особенности, если принять во внимание факт состоявшейся на тот момент повторной женитьбы бывшего супруга похищенной.

В ноябре 2004 года бывший супруг г-жи Мэгуми Ёкота (похищенный гражданин Южной Кореи) передал японскому правительству ее «останки». В дополнение к упомянутым выше результатам анализа ДНК, выявившим в этих «останках» ДНК других людей, крайне неестественными выглядят объяснения обстоятельств их хранения. В частности, в объяснении говорится, что три года спустя после смерти г-жи Мэгуми Ёкота ее бывший супруг при содействии жителей его деревни, не получив на то разрешения властей, извлек из земли захороненные в горах за клиникой останки супруги и кремировал их, с тем чтобы оставить у себя на сохранение. Весьма сомнительно, чтобы женившийся второй раз человек пошел на такие шаги через три года после смерти первой супруги. Можно предположить, что, также являясь жертвой похищения, захваченной в Южной Корее, он оказался в обстоятельствах, не позволяющих ему говорить правду. 

(5) Другие многочисленные противоречия

В объяснениях северокорейской стороны существует множество других деталей, противоречащих показаниям вернувшихся на родину похищенных, либо результатам собственных расследований японской стороны. Так, Северная Корея заявила, что г-жа Масумото и г-н Итикава поженились в июле 1979 г., однако, судя по информации из других источников, г-жа Масумото не выходила замуж по меньшей мере до октября 1979 г. и до этого времени проживала с одним из вернувшихся впоследствии в Японию похищенных. Как указывалось ранее, из показаний вернувшихся на родину жертв похищений стало известно, что г-н Хара и г-жа Тагути не были женаты, как о том заявила Северная Корея. Наличие большого числа подобных несоответствий подрывает доверие к заявлениям Северной Кореи о том, что все похищенные находятся в безопасности.

3.В дополнение к сомнительным объяснениям Северной Кореи относительно судьбы 8 похищенных Северная Корея также отрицает наличие у нее какой-либо информации об остальных 4 похищенных, в то время как расследование японских властей подтвердило причастность Северной Кореи ко всем 4 случаям. Это не позволяет согласиться с утверждениями Северной Кореи о том, что она не располагает информацией о судьбе этих 4 человек.

В отношении похищения г-на Ютака Кумэ, доказано, что в 1978 г. проживавший в Японии выходец из Северной Кореи, являясь сообщником одного из северокорейских агентов и действуя согласно распоряжениям, исходящим из Северной Кореи, обманом заманил г-на Кумэ на один из пляжей и передал его в руки агентов Северной Кореи.

Г-жа Миёси Сога ушла с дочерью, г-жой Хитоми Сога, за покупками и не вернулась. Вскоре после похищения женщина-агент сообщила г-же Хитоми Сога, впоследствии вернувшейся на родину, что «ее мать, г-жа Миёси Сога, была возвращена в Японию». Из этого следует, что, по меньшей мере, один человек (упомянутая женщина-агент) владел сведениями о тогдашней судьбе г-жи Миёси Сога.

Еще один проживавший в Японии выходец из Северной Кореи сумел убедить г-на Минору Танака отправиться за границу, после чего японец был переправлен в Северную Корею. Кроме того, из показаний очевидцев на месте инцидента и другой информации следует, что г-жа Кёко Мацумото также была похищена Северной Кореей.

4.Северная Корея заявила, что ответственные за эти похищения были наказаны, в доказательство чего она представила Японии протоколы судебных заседаний. Однако значимые фрагменты этих документов были уничтожены, а информация о похищениях, найденная в сохранившихся частях, оказалась весьма ограниченной. Таким образом, доказательств того, что преступники понесли наказание, сегодня недостаточно.

В ноябре 2004 г. Северная Корея заявила, что двое ответственных за похищения преступников были осуждены в 1998 и 1999 гг., и представила правительству Японии протоколы соответствующих судебных заседаний. Однако значительная часть текста в этих документах была стерта, а данные о похищениях оказались крайне скупы и не могли быть использованы для воссоздания общей картины похищений. Более того, если допустить, что в конце 90-х гг. Северная Корея действительно была в курсе похищений японских граждан, встает серьезный вопрос об искренности позиции Северной Кореи, до 2002 г. продолжавшей отрицать свою ответственность за похищения.

  • анимационный фильм Мэгуми
  • Ведется сбор информации